Казачество левобережной украины и русско-турецкая война 1735—1739 гг. часть 6

Все виды разведывательной деятельности, которые были характерны для запорожцев, присущи и левобережные полки. Например, киевский полковник А. Танский, замечательный знаток Правобережье, давал советы Б. Миниху при выборе маршрута в 1738. Гетманцы вели дальнюю разведку. К югу от границ Гетманщины высылались в 1736 партии компанейцев полка Павлова. В этом же году левобережные казаки, теперь уже в одиночку, собирали на Правобережье информацию об активности поляков. Центром этой розвидмережи стала Белая Церковь. О такой деятельности казаках упоминается в отчетах Б. Миниха в Петербург. Отдельные отряды гетманцев выполняли разведывательные поручения во время дальних походов. Такие задачи получали левобережные казаки, действовали в составе группировки генерал-лейтенанта Леонтьева под Кинбурном в 1736. В августе 1737 П. Ласси рассылал отряды степи, стремясь выявить возможный поход татарского войска на Гетманщине. Наконец казаки захватили пленных, показали, что хан не рискнул идти в набег, опасаясь быть отрезанным от Крыма. Во время Хотинского (1739) похода фельдмаршал Миних получил информацию о том, что часть сил противника находится в устье реки Кодыма, а основные силы — на правом берегу Днестра. Все нерегулярные части, в том числе левобережные полки, получили приказ видряджаты в степь усиленные отряды, которые должны были точно определить местонахождение противника Похожие задачи выполняли казаки и во время переправы через Днестр, когда Б. Миних опасался неожиданного нападения. Отдельная задача получили казаки Миргородского полка. Ярким примером военной активности казачества течение русско-турецкой войн 1735—1739 гг. Были рейды и конвои. В таких видах боевых действий отряды оперировали в отрыве от основных сил, демонстрируя присущие собственно им способы ведения войны. Особенно это характерно для рейдов по территории противника, поскольку задача конвоя ограничено преимущественно охраной обоза с продовольствием или ранеными. Данных о широком привлечении сечевиков в охранной службы в источниках не обнаружено, в то же время гетманцы были одним из обязательных составляющих степного конвоя. Такие конвои направлялись от базы до самого войска, углубилось на территорию противника, или наоборот. Базой могла быть как своя территория, так и ретраншемент (или крепость) на территории противника. По своей территории Прилуцкий полк отправил обоз с провиантом к Перекопа. К конвою вошло 284 казака под руководством зн. т. А. Кириленко. С Казикерменського ретраншемента под Перекоп конвой с продовольствием отправил в мае 1736 Гадячский судья М. Штишевський. Казаки, охранявшие обоз, влились в корпус генерального хорунжего Я. Горленко. После того, как армия углубилась в Крым, поставки осложнилось. Генерал-майор Аракчеев пробивался с обозом Б. Миниха с боями. До этого конвоя входили команды нежинского (обезьяной И. Величковский), стародубского (обезьяной А. Есимонтовський) и Переяславского (есаул Г. Лукашевич) полков. С похожими проблемами пробивался к армии генерал Лесли. В его конвоя входили казаки Миргородского и Лубенского полков. Во время одного из боев этого конвоя картечью в ногу был ранен миргородский полковник П. Апостол. Через несколько дней, уже находясь в расположении основных сил гетманцев, П. Апостол умер. Вполне возможно был вариант, когда конвой, сформированный во время похода, отправлялся к складам за провиантом и с ним догонял армию. Например, 300 гетманцев отправились с Белозерки в самарских магазинов за провиантом в начале мая 1736. Такой отряд, который состоял исключительно из гетманцев, отправил в 1737 за продуктами в Азов фельдмаршал Ласси. В конвой, возглавляемый переяславским хорунжим Д. Прохорович, вошли 968 казаков Лубенского, Гадячского и Прилуцкого полков. отправлялись от армии и конвои, не должны были возвращаться. Чаще всего это происходило в конце похода, когда командующий стремился избавиться трофеев, больных и раненых, которые обременяли войско. М. Штишевський конце Крымского (1736) похода вывел раненых в Гетманщине. Так в 1737 г., Когда в конце Очаковского похода половина корпуса гетманцев генерального обозного Я. Лизогуба отправилась в Мишурин Рог, сопровождая больных и пленных Точно так же действовал Б. Миних конце Хотинского (1739) похода, отправив половину подчиненных генерального есаула Ф. Лысенко с трофеями и больными домой. Конвой мог выделяться для сопровождения частей, которые действовали в отрыве от основных сил или не успевали за ними. В Крымском (1736) походе гетманцы прикрывали передвижения понтонов. Впервые Я. Горленко получил соответствующий приказ 23 апреля. Наказной гетман выделил для конвоирования понтонов 500 лубенчан с 1 полковым старшиной. Позже несколько раз происходила ротация личного состава этого конвоя. Аналогичное по содержанию задачи выполняли Гадячский полковой старшина и 40 казаков, отправленных в 1737 гг. До флотилии вице-адмирала Бредаль. На время конвой мог быть очень большим количественно. При Днестровского (1738) похода Б. Миних, находясь на реке Саврань, ежеминутно ожидал нападения. Для конвоирования продовольственного обоза, который отставал, он выделил весь корпус Ф. Лысенко и некоторые другие части. Рейды легких войск вглубь территории противника были распространенным видом боевых действий. Они приносили командованию дополнительную информацию, дезориентировали противника и дезорганизовывали его тылы. Чаще всего войска, отправлявшиеся в рейд, получали приказ курить и уничтожать все, что может представлять какую-то ценность. Немалое значение имели трофеи и провиант, полученные в рейде. Активно рейдировали время войны запорожцы. Теперь привычное «шарпання» татарских улусов, ранее не принималось, становилось формой служения интересам империи. Специфическим видом боевых действий были речные и морские рейды запорожцев. Они происходили как скоординировано с основными силами, так и полностью самостоятельно. Заметим, что морские походы запорожцев Б. Миних считал одной из важных составляющих дезориентации противника, что не позволяло туркам сосредоточить все силы против главной армии. Запорожские судна поставляли продовольствие гарнизона Очакова весной 1738. и связывали главную армию с тылом в 1739. Такие вспомогательные функции имели для сичевой флотилии второстепенное значение. Основными были боевые рейды. Опираясь на захваченный генералом Леонтьевым Кинбурн, 5 запорожских кораблей перебросили 1000 казаков на Буг. Этот отряд сжег несколько татарских поселений и захватил пленных. Другой отряд (80 сечевиков на 3 чайках) совершил рейд под Очаков, захватив турецкую галеру с янычарами.

Комментарии закрыты.