Казачество левобережной украины и русско-турецкая война 1735—1739 гг. часть 7

Генеральный хорунжий имел не меньшие проблемы с Нежинским полком. Отправив в Нежин требование следовать на Переяслав, Я. Горленко получил ответ от полкового писаря И. Кужчича, который информировал, что полковой обозный И. Величковский с казаками отправился в поход еще 12 января. Приказ генерального хорунжего И. Величковскому был переадресован, но последний отчитывался, что отправился в поход за ордером А. Румянцева и получил указ ГВК идти до Я. Горленко уже на марше. И. Величковский доложил обо всем генерал-аншефу Румянцеву и Я. Горленко вынужден согласиться с потерей нежинцев. Интересна тональность переписка между Я. Горленко и И. Величковским. Генеральный старшина, склоняя голову перед приказами российского генерала, все же упрекал Нежинском полковом обозному за то, что последний не присоединился к казачьей команды. Кстати, у Я. Горленко пытались забрать и Прилуцкий полк. Г. Галаган получил несколько гневных ордеров генерал-майора Хрущева, который требовал перехода прилучан под его командование. В начале февраля ГВК разослала во все полки указ с предложением казакам и посполитым отправляться к Днепру для отражения возможного нападения татар. Команды Ф. Лысенко и Я. Горленко перебазировались в Лубенского полка в г... Соколки и Говтва, причем Я. Горленко, как младший по рангу, имел подлежать приказам генерального есаула. 17 февраля 1738 Лубенский полковник П. Апостол, оставляя территорию своего полка под защитой казаков Ф. Лысенко и Я. Горленко, отправился из 1000 сабель на юг к Китайгорода. Вероятно, что комплекс мероприятий по охране границ повлиял на решение Менгли-Гирея II в о месте прорыва. 6 февраля 1738 крымский хан с 40000 татар, переправившись через Ганчул и Волчьи Воды, подошел к Украинской линии. О событиях в ГВК доложил черниговский полковой есаул Н. Мокриевич. Татары попытались прорвать границу между Изюмом и Спиваковкою, но были остановлены и отброшены в степь. Фельдмаршал Миних лично возглавил преследование, однако дальше Самары зимой идти не рискнул, поручив преследования противника запорожцам. Вследствие отражения татарского нападения 4 марта казаки генерального есаула Ф. Лысенко и генерального хорунжего Я. Горленко были распущены по домам. Очередной тревожный поход был осуществлен в сентябре-октябре 1738 Ему предшествовала весть, что татарские войска переправляются через Днепр неподалеку Кодака. ГВК разослала во все полки приказ в течение суток отправиться в поход. Интересно, что Гадячский полк отправился в линии по требованию генерала Трубецкого еще до того, как 31 августа получило указ с ГВК. Другие полки (например, Переяславский и Черниговский) получили указы ГВК 2 сентября. Не обходилось без путаницы. Черниговский полковник В. Измайлов получил одновременно 2 приказа, которые противоречили друг другу. ГВК требовала нарядить казаков к крепости Св. Иоанна, а генерал Леонтьев предлагал прикрыть Киев и границы своего полка. ГВК приняла «соломоново» решение, предложив казаков южных сотен нарядить на украинском линию, а других — оставить для защиты границ полка. Мобилизованных казаков разделили на 2 части. Пять полков (Черниговский, Стародубский, Гадячский, Нежинский (засейменськи сотни), Прилуцкий) вошли в команды генерального обозного Я. Лизогуба. Еще пять (Киевский, Лубенский, Миргородский, Полтавский, Переяславский) и часть Нежинского полка получили отдельные задачи. Команда генерального обозного Я. Лизогуба расположилась в крепости Св. Иоанна на украинском линии. Сам Я. Лизогуб прибыл на линию 22 сентября 1738 и принял командование над Черниговским (командир — полковой есаул С. Леонтович, 380 казаков и 357 простолюдинов) и Гадяцким (командир — зн. Т. В. Яворский, 308 казаков) полками. 30 сентября по крепости Св. Иоанна прибыли 613 казаков засейменських сотен Нежинского полка с есаулом Генеральной артиллерии С. Карпеки. Чуть позже к генеральному обозного присоединились Стародубский (командир — зн. Т. М. Юркевич, 320 казаков) и Прилуцкий полки (командир — полковой судья Я. Огронович, 497 казаков и простолюдинов). Из других полков свою территорию покинул только Киевский, 921 казак и посполитый, казаки которого с б. т. Д. Рубцом охраняли границы Переяславского полка, помогая команде Переяславского полковника М. Богданова (количественно ее состав не известен). 754 казака Миргородского полка находились в с. Власовка, а Лубенский полк принял сразу 2 команды. В полковом городе находилось 557 казаков — нежинцев с полковником И. Хрущевым, а лубенская старшина (полковник П. Апостол и хорунжий Ф. Зарудний) с 2399 казаками и 431 посполитым расположились на границе, в Чигириндубровський сотни. Казаки находились в тревожном состоянии до середины октября 1738, когда А. Румянцев конце решился распустить их по домам, так и не дождавшись нападения. Незначительное количество людей осталась в крепости Св. Иоанна для патрулирования, причем Я. Лизогуб даже обиделся, когда глава ПГУ А. Румянцев забыл освободить его от обязанностей командира такого незначительного отряда. ГВК, конечно, прислушалась к аргументам человека, который занимал наивысшую в то время среди украинских старшин должность и Я. Лизогуб мог отправиться домой. Интересно, как действовала на самолюбие Я. Лизогуба ситуация, в которой он, генеральный обозный, вынужден просить разрешения покинуть команду в сотню сабель? Начало 1739 был вновь омрачен сообщениями разведки о намерении татар осуществить поход на Украину. На некоторое время Б. Миних даже был вынужден отложить свой отъезд в Петербург, однако в конце января все же отбыл. Фельдмаршал Ласси уже после отъезда Б. Миниха докладывал в Кабинет Министров, что татар замечено у Тора и Днепра и стоит ожидать попытки прорвать границу по Днепру на юге Гетманщины. 25 января 1739 ГВК приказала всем полкам отправляться на защиту границы. Некоторое время царила тишина и только 15 февраля отряд татар перешел Днепр между селами Власовка и Городище Миргородского полка. На встречу им вышел генерал-майора Бахметьев из Кременчуга, однако ранее успели компанийци полковника Чеснока и казаки Миргородского и Лубенского полков (командир — миргородский полковник В. Капнист). В. Капнист, оценив силы татар, часть своих казаков отрезал их от Днепра. Татарские войска были разбиты, только части удалось вырваться за Днепр. В погоню за ними нарядили отряд в 1400 сабель с компанейцев, запорожцев и казаков Полтавского полка, однако успеха эта экспедиция не имела. В бою, по разным оценкам, было убито от 1000 (Я. Маркевич) до 4000 (В. Капнист) татар. Одновременно с прорывом на территории Миргородского полка были атакованы войска неподалеку Китайгорода и Усть-Самары, однако, и здесь попытки прорвать границу были напрасными. Наиболее отличившихся в событиях февраля 1739 казаки Миргородского полка во главе с полковником В. Капнистом, которому А. Румянцев выразил благодарность императрицы за верную службу.

Комментарии закрыты.