Казачество левобережной украины и русско-турецкая война 1735—1739 гг. часть 3

Вполне возможно, что среди погибших в походах наказных сотников с значку товарищи. Об этом свидетельствует судьба значкового товарища Переяславского полка Ф. Хмельницкого, который погиб в бою при Черной долине (1736) в ранге Ирклиевского наказного сотника. Гораздо более лиц выбывало, не имея возможности выполнять службу значкового товарища «по немощью и убожеством». Например, в Нежинском полку в 1735 было 3 убогих значковых товарища, в Лубенском в 1736 гг. — 5, в Черниговском в 1735 — 12, а в 1738 — 8. Иногда абшит выдавался значкового товарищ после ранения. Так произошло с черниговцем П. Масловским, который под командованием генерального обозного Я. Лизогуба участвовал в штурме Очакова и был засыпан при попытке взорвать подкоп. Значковый мог потерять свое звание в случае невыполнения приказа командира. Например, казаки после неудачного Крымского (1735) похода массово отправлялись домой, несмотря на команды генерал-лейтенанта Леонтьева. За неповиновение только в Лубенском полку 7 человек изъяли из списков значковых. Все эти потери ставили на очередь дневную вопрос пополнения рядов значковых товарищей. ГВК, оставляя за собой право окончательного решения, подбор кандидатур доверила полковникам. От кандидата требовали определенного уровня благосостояния и, желательно, старшинского происхождения. Рядовых казаков разрешалось привлекать только тогда, когда не хватало необходимого количества офицерских детей. При прочих равных условиях лучше образование становилась дополнительным плюсом. Фамилии кандидатов с краткой характеристикой подавались в ГВК. значков товарищ мог выполнять как военные, так и гражданские обязанности. К собственно военных следует отнести службы — в главных походах; в тревожных походах; на охране границ. Каждый год казацкие корпуса включались в состав главных армий. Зимой с каждого значкового товарища бралась подписка, в которой он обязывался без отговорок, с 2 лошадьми и надлежащим количеством провианта выступать в поход по первому требованию. Обычно в указе ГВК о выступлении в поход казацких полков упоминались и значку. Возможным был вариант отдельного указа для значковых товарищей. Такой указ издал глава ПГУ И. Барятинский в марте 1737 Он собрал значковых товарищей недалеко Гадяча и провел осмотр их готовности к походу. Трудно выявить закономерность в том, какое же количество значковых товарищей отправлялась ежегодно в главные походы. Имеющиеся в нашем распоряжении данные приведены в таблице № 16. Можно предположить, что полковые канцелярии имели определенную свободу по определению количества значковых для главного похода. В пользу этого говорит и то, что в делах ГВК, связанных с подготовкой походов, ни разу не встречается упоминание о том, сколько же значковых товарищей должен отправиться в будущую кампанию. В то же время в документах разных лет содержатся требования по подготовке к походу 50% полковой старшины и сотников, приказы возглавить свои отряды действительным полковникам и т. Д. Под сомнение это утверждение может поставить доношенных генерального хорунжего Я. Горленко, который в апреле 1737 доложил в ГВК о наличии в его команде 32 значковых товарищей по Гадячского, Лубенского и Прилуцкого полков. Одновременно он отмечал, что 35 значковых товарищей еще не прибыли. Если эти 35 старшин должны были прибыть с Миргородским и Полтавским полками, то это означало, что Я. Горленко еще до начала кампании знал точное количество значковых товарищей в своем корпусе. Однако возможен другой вариант. Это 35 человек могли не прибыть вместе со своими полками, о чем полковые канцелярии сообщили Я. Горленко. Стоит прокомментировать еще одну деталь из вышеназванного списка. В подавляющем большинстве случаев значку товарищи отправлялись в поход вместе с полком. Но Лубенский полк, действуя в 1737—1738 гг. В Крыму, отправлял их также к армии Б. Миниха. Это связано с набором волов для Очаковского (1737) и Днестровского (1738) походов. Значку, которые осуществляли этот набор наблюдали за погонщиками волов и во время похода. Во время главного похода значку участвовали в боях. В походе значковых товарищей одного полка мог возглавить атаман, как это было с 20 значков гадячского полка, командиром которых в Крымском (1739) походе должен быть И. Ставицкий. В отчете Гадячского полка за 1736 зафиксирована гибель значкового товарища в бою при Черной долине и его коллеги в бою под Бахчисараем. Как мы уже упоминали, при Черной долине гибнет значковый товарищ Переяславского полка. Однако главной обязанностью значкового было выполнение различных поручений полкового командира. Нередки были случаи назначения значковых товарищей наказными старшинами. Прилуцкий полковник Г. Галаган, сетуя В 1735 г... В фактическом отсутствии в его команде действительной старшины, просил ГВК отправить в Польшу отряд значковых товарищей, которые могли бы заменить старшину полкового и сотенного уровня. В этом же 1735 Стародубский полк выступил в поход, имея 5 значковых товарищей на должностях наказных сотников и зн. т. С. Косого полковым походные обозным Не раз значку товарищи заменяли полковую старшину. Гадячский полк в Крымский поход 1735 из полковых старшин мог нарядить только судью М. Штишевського, а «осаулскую должность исправлял» зн. т. В. Шеремет. О выполнении обязанностей полкового обозного сообщал в своем прошении об отставке зн. т. Черниговского полка П. Масловский. Действия российской армии усложнялись большими расстояниями, которые лежали между границами империи и местами боевых действий. Одним из средств поддержания связи был ряд редутов, которые основывались на пути в Крым. Значку часто возглавляли казацкие гарнизоны этих укреплений и сопровождали конвои с провиантом. Отметим использование значковых товарищей как офицеров для особых поручений. В апреле 1736 казацкий корпус под командованием Я. Горленко сосредоточен в районе Царичанки. Но на 19 апреля в распоряжении генерального хорунжего было всего 5 полков с 10. Навстречу тем, кто задерживался, было выслано зн. т. Гадячского полка А. Балясного. Гадячанин имел на руках открытое письмо, в котором Я. Горленко требовал от начальника «следоват ... денно и нощно опасаясь за нескорое прибитие стяжания и ответу». По бумагам генерального хорунжего прослеживается выполнения значков товарищами обязанностей ординарцев при командире своего корпуса и российских офицерах. Как свидетельствуют отчеты Нежинского и Лубенского полков, значку товарищи в главных походах иногда наблюдали за армейским обозом и погонщиками волов. Немного подробнее об этом говорится в докладе И. Барятинского Кабинета Министров. Правитель Гетманщины 17 февраля 1738 писал, что покупка волов для армии уже началась. Несмотря на нужное количество (35000 шт.) И. Барятинский приказал переписать всех волов Гетманщины и Слобожанщины. Для этого при ГВК создали комиссию, в которой, помимо прочих старшин, вошли и значку товарищи. Отдельным указом значку и бунчуковые предназначались старшими над погонщиками волов в будущем походе.

Комментарии закрыты.