Казачество левобережной украины и русско-турецкая война 1735—1739 гг. часть 15

Изучение роли «казацкого вопроса» в международных отношениях второй половины 30-х гг. XVIII в. начиналось во второй половине XIX в. в работах А. Скальковского и Д. Яворницкого, посвященных возвращению запорожцев под российскую юрисдикцию. Украинские диаспоры историография середины ХХ в. большое внимание уделяла лице П. Орлика и его усилиям, направленным на организацию широкой антирусской коалиции. Таким образом роль Гетманщины в международных отношениях 1730-х гг. Традиционно игнорировалась. Нарушил эту традицию А. Субтельный, который увязал политику российского правительства по Левобережной Украине с развитием российско-турецких отношений в 20-30-х гг. XVIII в. и показал место украинской политической эмиграции в планах противников России. Для изучения истории Гетманщины плодотворными были конец ХIХ — начало 30 гг. ХХ в. и девяностых годов. ХХ в. Но даже в благоприятные эпохи появлялось очень мало работ, посвященных второй половине 30-х гг ... XVIII в. Это объясняется традиционной для украинского историографии вниманием к правлениям гетманов. Сведения о 1730-е гг. Чаще всего представлены в исследованиях различных аспектов жизни Гетманщины за все время ее существования. В контексте нашей темы это проявилось в выяснении влияния событий 1735—1739 гг. На экономику Гетманщины и на ускорение процесса «окрестьянивание» казачества. В то же время зарубежная украинистика, продолжая традиции, заложенные в 20-30-х гг. ХХ в., Сосредоточила свое внимание на государственных учреждениях Гетманщины, истории старшинского состояния и антироссийских усилиях П. Орлика. Для современной российской ситуации присущим является процесс преодоления стереотипов, которые сложились относительно суток Анны Иоанновны. Синтетической работы, которая основательно освещала жизнь Левобережной Украины в указанный период, не создано. Русско-турецкая война 1735—1739 гг. Не нашла должного освещения в историографии. Российские ученые традиционно обращались к этой теме в обзорах военной истории и при изучении русско-турецких войн в целом. Исключением из правила является монографическое исследование А. Байова, однако последний год войны ученый не рассмотрел. Проблема участия казачьих войск в русско-турецкой войне 1735—1739 гг. Рассматривалась преимущественно в рамках общих осмотров украинской истории или, если это касается запорожцев, в синтетических работах, посвященных этому казацком войске. Изучение места Гетманщины в этой войне началось с разведки В. Романовского, посвященной использованию ресурсов Левобережья течение 1735—1739 гг. Отдельное внимание на участие левобережных полков в боевых действиях 1735—1739 гг. Впервые обратила И. Мельникова, однако формат статьи и непривлечение архивных материалов из украинских архивохранилищ не позволили рассмотреть эту проблему в полном объеме. Разработку этой темы продолжила А. Апанович, широко использовала материалы об участии гетманцев в боях 1735—1739 гг. Для характеристики положения вооруженных сил Украины в первой половине XVIII в. На современном этапе исследования боевых действий запорожцев в 1735—1739 гг. Совершил Г. Шпиталев. Таким образом, комплексного изучения участия левобережного казачества в русско-турецкий войне 1735—1739 гг. До сих пор не сделано. Историю изучения участия левобережного казачества в русско-турецкой войне 1735—1739 гг. Можно условно разделить на несколько хронологических этапов. Первый охватывает середину XVIII — начало XIX в. В этот период еще нельзя говорить о научном изучении войны, память о событиях 1735—1739 гг. Отражается на страницах летописей, хроник, в поэтических произведениях. Второй этап включает 1820—1930-е гг. Исследователей в настоящее время интересует прежде всего внешнеполитическая и военная проблематика, связанная с русско-турецкой войной 1735—1739 гг. Направление исследований советской историографии, определенный марксистской идеологией, были переориентированы на социально-экономическую проблематику. Современная украинская историография не проявляет интереса к Гетманщины суток ПГУ, однако в рамках изучения военной, социальной и институциональной истории Гетманщины используются материалы по времени ПГУ и участия левобережных полков в боевых действиях 1735—1739 гг. Комплексное изучение определенной в работе проблемы — левобережный казачество и русско-турецкая война 1735—1739 гг. — требует широкого круга источников. Родниковая база исследования, состоит из опубликованных и неопубликованных источников различной родо-видовой принадлежности, вполне достаточной и репрезентативной для решения поставленных в работе задач. Раздел 2. «Казацкое вопрос» в геополитических планах Российской империи в 30-х годах XVIII в. Место казацкой проблематики в геополитических планах Российской империи в 1730-х гг. Остается во многом неопределенным. Российская историография, рассматривая международные отношения в 30-х гг. XVIII в., Основное внимание уделяла действиям собственной дипломатии и правительств союзных или вражеских государств. Обращение к украинскому фактора было фрагментарным, он вписывался в более широкий контекст Такие же подходы свойственны отечественной историографии, когда составляющие украинской проблематике в 1730-х гг. Рассматриваются преимущественно изолированно. Системный взгляд на проблему предложил А. Субтельный, но для этого исследователя изучения казацкого фактора в международных планах России не является главным. Ниже будет рассмотрен политику Российской империи по Гетманщины, Войска Запорожского и гетмана в изгнании П. Орлика, которые в указанное время и представляли «казацкий вопрос». Именно они рассматривались российским правительством как субъекты, чью лояльность или нейтрализацию следует обеспечить для реализации собственных намерений на черноморском направлении имперской геополитики. Ниже будет прослежена эволюция правительственной политики по «казацкого вопроса» накануне и во время русско-турецкой войны 1735—1739 гг. В контексте данной темы наиболее важны субъектные черты, которые проявляла в 1730-х гг. Гетманщина и попытки противников России реанимировать левобережный казачество как самостоятельную силу в международных отношениях. 2.1. Казацкий аспект в обострении противоречий между Российской и Османской империями накануне войны 1735—1739 гг. Подготовка к ревизии последствий Прутского мира (1711) и Константинопольского договора (1712) продолжалась довольно долго. Российское правительство, выбирая союзников в Европе, учитывал необходимость войны с Турцией. В августе 1726 Россия заключила с Австрией соглашение, по условиям которого Петербург признавал права женской линии наследования венского престола. Со своей стороны Австрия гарантировала незыблемость европейских границ России. Договор включал в себя еще и секретную часть, которая предусматривала взаимопомощи в случае войны. Стороны обязывались выставить для помощи друг другу-тысячный корпус. Подписание этого соглашения вызвало большое беспокойство в Турции.

Комментарии закрыты.