Днепропетровцы в украинской повстанческой армии часть 2

Именно на этом фоне Провода ОУН (СД) — «бандеровцев» на III Конференции в феврале 1943 года "взвесил состояние внутренних сил врага, рассмотрел внешние политические обстоятельства для военной действия. После этого на территории Полесья и Волыни выступили первые вооруженные отряды Украинской Повстанческой Армии ". К сорок третьему были отдельные вооруженные отряды, которые еще было рано называть армией. С этого времени подпольные издания ОУН усиленно популяризируют идею развития собственных вооруженных сил, а сведения об образовании УПА (часто в значительно преувеличенном виде) быстро достигают Днепропетровской области. Летом же 1943 года, как гласит одна из «докладных записок» начальника управления НКВД в Днепропетровской обл. секретарю обкома КП (б) У, «особенно остро был поставлен вопрос о немедленном уходе членов ОУН в УПА перед приходом частей Красной Армии» (перевод с русского цитируемых документов НКВД — автора). В другой записке нач. управлиння НКВД отмечалось: "С 1943 г..., По указанию Главного Провода районные оуновские организации нашей области проводили большую работу по вербовке и отправке в УПА призывных контингентов. Каждый район периодически направлял по явкових паролях к базам формирования отрядов УПА вооруженные группы для пополнения ". Действительно, в период лето-осень 1943 переправки в ряды УПА подпольщиков из Днепропетровщины приобрело размах. Вызвано это было не только наступлением советских войск, но и усилением вывоза молодежи на работы в Германию. Однако, некоторые из днепропетровских ОУНовцев попал в УПА раньше. Так, например, пропагандист Днепропетровского областного провода Василий Худенко («Остап»), уже весной 1943 года было отправлено в Ровенскую, где присоединился к УПА, и выполнял обязанности шефа связи штаба ВО (группы) «Зарево» на Северо Западных украинских землях, политвоспитателя куреней «Непитайло» и «Горлица», а затем политреферента Южной группы УПА. Его отец — Михаил Худенко также помогал повстанцам, находясь священником УАПЦ в одной из волынских приходов. В. М.Худенко был взят в плен войсками НКВД В 1944г. И умер 7 августа 1948 в «Севвостлагу», в Магаданской обл. Основными направлениями следования только сформированных групп повстанцев были районы так называемого Черного леса, который начинался в Кировоградской и «Холодного Яра» на Южной Киевщине (район Умани, сейчас — Черкасская обл.), Который сам по себе был легендой украинского повстанческого движения. Формированием повстанческих отделов, организацией командования и кординации действий, а также размещением и пропитанием новоприбывших занимался проводник Кировоградщины Осип Беспалько («Остап») и проводники, которые только выехали Днепропетровская Петр Сильный («Арсен»), Ярослав Петречко — «Граб», в Холодном Яри — Михаил Медведь («Карпович»). Так, например, Сильный с октября 1943 организовывал вооруженные отряды на обширной территории преимущественно Кировоградской области Голованевск, КАПИТАНОВСКИЙ, Александровские леса, поселки и города Аджамка, Фундуклеевкой, Александровка, Новоукраинка. Василий Кук передвигается территорией (Полесье, волынской Кремьянеччину, где уже была база бывшего обл. Проводника Днепропетровщины Петра Олийника — «Энея», в Днепропетровске — «Романа», «Морозенко»), везде полагоджуючы повстанческие дела, и на более длительное время оседает в Умани. Через понимание того, что закрепиться в Холодноярщину, через быстрое наступление Красной Армии, за короткое время не было возможности, задачи перед организаторами стоял следующее: объединить все повстанческие группы и желающих из числа беженцев и, вероятно, части полицейских, назначить общее руководство — и отступать в направлении Винницы, или, зглядно с ситуацией даже Волыни. Там перейти фронт, подготовиться к боевым действиям — и уже после серьезной подготовки возвращаться назад и закрепляться на местах. «Лемех», уже, вероятно, как командир УПА — «Юг» полковник «Коваль», приказывает отправлять людей на Кремьянеччину. Там их обучали подпольщики, знакомые с военным делом, вооружали (большинство групп отправлялись в путь без оружия): таким образом создавалась более или менее боеспособная военная сила. Так же формировались рейдовые отдела в той части Киевщины, которая была южнее автострады Сарны-Киев, в районе славутичских лесов. Эти отделы действовали практически единственным комплексом, составляя отдельную военную округа, которой командовал Емельян Грабець — «Отец» — «Богун». Среди тех, кто занимался организацией переправки людей к УПА в г...Днепропетровск в 1943 году в документах НКВД называются «Доктор», «Черный». В конце октября из областного центра отправляются держатель одной из главных конспиративных квартир краевого провода бывший солдат армии УНР Григорий Дудка (неправильно называемый участником группы подпольщиков с Широковского района Г. С.Ильченком областным проводником «Лемко») с женой, которую подпольщики называли «мамой революционеров» и дочерью Лидией, вместе с областным проводником — галичанином «Юрой», под видом зятя. Отдельной подводой, но вместе с ними, ехали гласный агент СД, участник подполья Филоненко Александр с Нижне-Днепровская и машинистка краевого провода галичанка «Маруся», которая скрывалась у него в доме. Они перевозили для УПА большое количество литературы, пол ящика патронов, мины. Большую часть этого груза пришлось закопать на окраине поля возле с. Аджамка на Кировоградщине, за нападения немецкой острога, что нашла во время обыска бланки генерал-комиссариата в «Маруси» и револьвер и деньги (30 тис. карбованцив) в Филоненко. «Юра» после того принял решение оставить его в с. Ново-Украинка помогать местному районов проводнике под видом эвакуированного немцами. Судьба «Маруси» неизвестна. По приказу районового организатора «сетки» (сети) ОУН на Левобережье Днепропетровска (немцев этот район числился как отдельный город — Нижне-Днепровск) Степана Макуха — «Романа» (недавно освобожденного ВБ с концлагеря) примерно в то же время отправляется в направлении Кировоградской группа подпольщиков под командой врача «Арсена». Отряд состоял из 22-32 чел. В этой группе находился пропагандист и поэт Николай Самойленко («Лысый»). После сбора в парке им. Пушкина, они добрались железнодорожного вокзала, сели на немецкие платформы и выехали в направлении Знаменка — Александрия. В одном из указанных населенных пунктов их встретил местный проводник и доставил в лес в окрестностях, а в дальнейшем — к местам постоянной дислокации в Голованевском лесу, проходивший по прежнему Хмелевская и Маловисковском районах Кировоградщины. Там эту группу возглавил уже Петр Сильный, который только что прибыл из Новоукраинки. Группа состояла из семи отрядов, из которых одна не была стабильной. В этой переходов отряде скапливались преимущественно новички. Двумя боивками из этой же группы руководил бывший красноармейский офицер — майор «Божко», адъютантом при котором был повстанец «Дубок» — восемнадцатилетний юноша из Западной Украины. Главной задачей отрядов в то время было парализовать деятельность местных немецкой администрации. Для этого нужно было привлечь на свою сторону или нейтрализовать местных полицейских. Также очень важно сделать запасы продовольствия и оружия, чем вооруженные отряды занимались достаточно успешно, но при этом не убивали немцев, чтобы избежать террора с их стороны. А вот случаи убийства полицейских случались, как, например, в с. Тростниковой (двух местных полицейских было ликвидировано, следствием устрашения других, и привело к переходу к повстанцам их большой группы в соседнем селе Кировке). Осенью 1943 вооруженные отряды по крайней мере 7 раз останавливали ночью немецкие эшелоны, проходивших через тернии. Также осенью удачно проведена акция по захвату большого количества оружия и амуниции с немецкого обоза. Все это складировалось в определенных местах для будущей борьбы с большевиками. Вооруженные отряды пополнялись дополнительно за счет дезертиров-полицейских из местных сел и военнопленных, среди которых были, кроме Украинской, еще и русские и даже евреи (например, Федор Швец). Между полицейских случались и советские агенты (вероятно, одним из них был некий Таровиков).

Комментарии закрыты.